Кс рф алименты

Описание страницы: кс рф алименты - 2020 год от профессионалов для людей.

Содержание

  • Новости

    С.-ПЕТЕРБУРГ, 20 июл — РАПСИ. Конституционный суд РФ во вторник провозгласил постановление по делу о проверке конституционности нормы, согласно которой удержание алиментов у индивидуальных предпринимателей производится с их доходов, сообщает пресс-служба суда. КС считает, что исчислять размер алиментов надо с реальных доходов, но законодатели должны конкретизировать порядок уплаты алиментов предпринимателями.

    Речь идет о подпункте «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей.

    Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба Липарита Амаякяна из Краснодарского края, которому судебные приставы в 2005 году начислили алименты за три года, руководствуясь его налоговыми декларациями. Однако начисленная сумма — более 68 тысяч рублей, как утверждал заявитель, в три раза превышает его реальные доходы, которые оставались у него после вычета расходов на ведение предпринимательской деятельности и выплаты налогов.

    Поэтому Амаякян обратился в Ейский районный суд Краснодарского края, и его требования были удовлетворены. Суд руководствовался заключением судебно-бухгалтерской экспертизы, в котором размер экономической выгоды Амаякяна был определен так: из размера его доходов были вычтены документально подтвержденные расходы.

    Однако дальнейшее судебное разбирательство завершилось признанием правоты судебных приставов. В результате Амаякян вынужден был прекратить занятие предпринимательской деятельностью, по его утверждению, из-за непреодолимых препятствий, которые были созданы приставом-исполнителем. Сейчас из его пенсии, размер которой составляет 6,5 тысяч рублей, на выплату алиментов ежемесячно вычитается 60%.

    «При исчислении размера алиментов, удерживаемых с индивидуального предпринимателя, необходимо принимать во внимание реальные доходы, поскольку именно они определяют имеющиеся у него материальные возможности по содержанию членов семьи», — говорится в материалах Конституционного суда.

    Поэтому Конституционный суд полагает, что оспоренная норма не противоречит Конституции РФ. «По своему конституционно-правовому смыслу она предполагает, что при исчислении размера алиментов, уплачиваемых индивидуальным предпринимателем, подлежат учету его расходы, если он может надлежащим образом подтвердить их в качестве неизбежно связанных с предпринимательской деятельностью», — отмечается в постановлении.

    Вместе с тем, согласно постановлению КС, признание конституционности этой нормы не освобождает федерального законодателя от конкретизации порядка уплаты алиментов лицами, осуществляющими индивидуальную предпринимательскую деятельность.

    Решения по делу Амаякяна могут быть пересмотрены, если они основаны на положениях оспоренной им нормы в истолковании, расходящемся с конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ в постановлении, говорится в сообщении пресс-службы.

    Источник: http://rapsinews.ru/judicial_news/20100720/250420782.html

    При разрешении вопросов о возможности уменьшения неустойки за несвоевременную уплату алиментов суд обязан оценить обоснованность ее размера с учетом всех имеющихся обстоятельств

    Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

    Положение пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ, предусматривающее ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, равно как и положение пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ, позволяющее суду при разрешении судебного спора уменьшить неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства, — исходя из цели обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных правоотношений, лежащего в основе правового регулирования принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, — не исключают обязанности суда оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. фактически ее соразмерность задолженности алиментообязанного лица, в том числе с учетом исключительных обстоятельств, затрагивающих права и законные интересы других членов семьи (включая оценку реальных доходов алиментообязанного лица в период образования задолженности, поскольку именно реальными доходами определяются материальные возможности такого лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении).

    Между тем сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что суды общей юрисдикции при разрешении вопросов о возможности уменьшения судом неустойки за несвоевременную уплату алиментов в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения алиментных обязательств на основании положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ исходят из того, что указанные законоположения не предполагают право суда уменьшить неустойку, подлежащую уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, что не в полной мере отвечает конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса интересов не только тех сторон алиментных правоотношений, обязательство по содержанию которых установлено по решению суда, но и других участников семейных правоотношений (несовершеннолетних, нуждающихся, нетрудоспособных), которые также имеют право на получение содержания от должника, и, следовательно, ослабляет гарантии защиты их конституционных прав и свобод, а потому может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона.

    В этой связи Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ, поскольку эти положения не препятствуют суду при наличии заслуживающих внимания обстоятельств уменьшить неустойку при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства по уплате алиментов.

    Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/51100.html/

    По жалобе гражданина Гниломедова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав подпунктом «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей»

    Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, заслушав заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В.Н. Гниломедова,

    1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Н. Гниломедов оспаривает конституционность подпункта «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года №841), согласно которому удержание алиментов производится с сумм доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, а также от реализации авторских и смежных прав, доходов, полученных за выполнение работ и оказание услуг, предусмотренных законодательством Российской Федерации (нотариальная, адвокатская деятельность и т.д.).

    Читайте так же:  Сокращение пенсионеров с работы какие выплаты

    Как следует из представленных материалов, решением Волжского городского суда Волгоградской области от 20 января 2011 года, оставленным без изменения определением Волгоградского областного суда от 11 марта 2011 года, было признано незаконным решение старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области об отказе в удовлетворении требований гражданки Н.В. Австрийсковой о возобновлении исполнительного производства в отношении В.Н. Гниломедова с целью взыскания алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка с дохода, полученного им от продажи Н.В. Австрийсковой принадлежавших ему 1/2 доли земельного участка и 1/2 доли расположенного на нем садового домика.

    Принимая решение о взыскании с В.Н. Гниломедова денежных средств в размере 25 процентов от суммы дохода, полученного им от продажи недвижимости, суд руководствовался подпунктом «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей.

    По мнению заявителя, подпункт «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, противоречит статьям 19, 35 (часть 2), 38 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку придает понятию «доход, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей» расширительное значение и позволяет обращать взыскание на доходы, полученные от сделок, носящих разовый характер.

    В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам граждан на нарушение их конституционный прав и свобод проверяет конституционность закона или отдельных его положений, являющихся предметом обращения, в той части, в которой они были применены в деле заявителя, и принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл оспариваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.

    Вместе с тем, как следует из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27 января 2004 года № 1-П, нормативный акт Правительства Российской Федерации также может быть проверен в порядке конституционного судопроизводства по жалобе гражданина в случае, если такой акт принят во исполнение полномочия, возложенного на Правительство Российской Федерации федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществило правовое регулирование соответствующих общественных отношений.

    Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, отвечает указанным критериям, а именно принят Правительством Российской Федерации во исполнение полномочия, возложенного на него статьей 82 Семейного кодекса Российской Федерации, при этом в самом Семейном кодексе Российской Федерации виды заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, не определяются.

    2. Согласно Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2).

    Данные конституционные положения в полной мере согласуются с положениями Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), являющейся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации. В соответствии со статьей 27 названной Конвенции государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка (пункт 1); родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка (пункт 2).

    Развивая приведенные положения Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов, Семейный кодекс Российской Федерации закрепляет право ребенка на получение содержания от своих родителей (пункт 1 статьи 60) и корреспондирующую этому праву обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей (пункт 1 статьи 80).

    При этом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 июля 2010 года №17-П, надлежащее исполнение родителями своей конституционной обязанности заботиться о детях неразрывно связано с реализацией ими таких гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод, как право на труд (статья 37, часть 1), право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1), а также имущественные права (статья 35, часть 2). Их осуществление в Российской Федерации как правовом демократическом государстве с социально ориентированной рыночной экономикой, цель которого — создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, предполагает возможность распоряжения своими способностями и имуществом различными, самостоятельно избранными способами.

    Семейное законодательство, как следует из статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации, исходит из того, что права граждан в сфере семейных отношений могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан (пункт 4). Определяя пределы осуществления семейных прав, Семейный кодекс Российской Федерации при этом установил, что осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан (пункт 1 статьи 7).

    2.1. Закрепляя обязанность родителей заботиться о детях, Конституция Российской Федерации не устанавливает конкретный порядок исполнения данной обязанности, что в силу ее статей 71 (пункт «в») и 72 (пункты «б», «к» части 1), обязывающих федерального законодателя осуществлять регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина в сфере семейных отношений, обусловливает необходимость установления в отраслевом законодательстве соответствующих правил, определяющих, в частности, порядок исчисления и взыскания с родителей алиментных выплат на содержание несовершеннолетних детей.

    Вопросы алиментных обязательств, в том числе порядка определения размера подлежащих уплате на содержание несовершеннолетних детей алиментов, урегулированы в Семейном кодексе Российской Федерации, который исходит из приоритета добровольного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей; при этом, предусматривая механизм ее принудительного исполнения, он закрепляет требование о необходимости учета судом материального и семейного положения сторон алиментного обязательства и других заслуживающих внимания обстоятельств (статьи 80, 81; пункт 1 статьи 83; пункт 4 статьи 113 Семейного кодекса Российской Федерации).

    Читайте так же:  Заставляют получить зарплатную карту другого банка

    Таким образом, в основе правового регулирования отношений, возникающих в связи с принудительным исполнением родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, лежит требование о необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений.

    2.2. Согласно статье 82 Семейного кодекса Российской Федерации виды заработка и (или) иного дохода, которые получают родители в рублях и (или) в иностранной валюте и из которых производится удержание алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в соответствии со статьей 81 данного Кодекса, определяются Правительством Российской Федерации.

    Реализуя делегированное ему полномочие, Правительство Российской Федерации постановлением от 18 июля 1996 года № 841 утвердило Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей. Согласно названному Перечню удержание алиментов производится в том числе из доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством (подпункт «о» пункта 2).

    С учетом необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений алименты подлежат удержанию из доходов, полученных их плательщиком только по тем заключенным в соответствии с гражданским законодательством договорам, заключая которые лицо реализует принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации).

    Таким образом, оспариваемое нормативное положение в системе действующего правового регулирования не содержит неопределенности и конституционные права заявителя не нарушает.

    Проверка же законности и обоснованности судебных решений, вынесенных по делу заявителя, в том числе исследование фактических обстоятельств, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, установленным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

    Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 2 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

    1. Признать жалобу гражданина Гниломедова Владимира Николаевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

    2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

    3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

    17 января 2012 года

    Председатель
    Конституционного Суда
    Российской Федерации
    В.Д. Зорькин

    Источник: http://www.juryst.ru/rielter_alimenty_konst_opr.html

    КС РФ разбирался, со всего ли дохода предпринимателей удерживать алименты

    Сегодня Конституционный Суд РФ рассмотрел дело о проверке конституционности положения подпункта «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, сообщает пресс-служба Конституционного суда РФ.

    Конституционный Суд РФ рассмотрел в открытом заседании данное дело о проверке конституционности положения подпункта «з» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей.

    Согласно этой норме, удержание алиментов у граждан, которые нанимаются предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, производится с их доходов.

    Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба Липарита Амаякяна.

    В сентябре 2005 года судебный пристав-исполнитель Ейского межрайонного отдела ГУ ФССП определил размер задолженности индивидуального предпринимателя Амаякяна по уплате алиментов на содержание ребенка с 11 мая 2002 по 11 мая 2005. При определении размера задолженности (68 254 руб. 83 коп.), пристав-исполнитель руководствовался налоговыми декларациями Амаякяна.

    Эта сумма, как утверждает заявитель, в три раза превышает его реальные доходы, которые оставались у него после вычета расходов на ведение предпринимательской деятельности и выплаты налогов. Поэтому Амаякян обратился в Ейский районный суд Краснодарского края, и его требования были удовлетворены. Суд руководствовался заключением судебно-бухгалтерской экспертизы, в котором размер экономической выгоды Амаякяна был определен так: из размера его доходов были вычтены документально подтвержденные расходы. Однако Краснодарский краевой суд отменил решение Ейского районного суда. При новом рассмотрении районный суд отказал Амаякяну, указав на то, что по налоговому и семейному законодательству, алименты взыскиваются с дохода индивидуального предпринимателя, а не с его прибыли.

    Вышестоящие судебные инстанции оставили это судебное решение в силе.

    В результате Амаякян вынужден был прекратить занятие предпринимательской деятельностью, по его утверждению, из-за непреодолимых препятствий, которые были созданы приставом-исполнителем. Сейчас из его пенсии, размер которой составляет 6 500 рублей, на выплату алиментов ежемесячно вычитается 60%.

    Заявитель полагает, что правила взыскания алиментов должны быть одинаковыми для всех — и для наемных работников, и для индивидуальных предпринимателей. И исчислять размер алиментов следует, исходя из «чистых», полученных на руки денежных средств, то есть с той денежной суммы, которая остается у предпринимателя после всех необходимых для ведения его деятельности расходов. Заявитель утверждает, что оспоренная норма и основанная на ней практика определения размера алиментов существенно нарушает конституционное право собственности граждан — индивидуальных предпринимателей, поскольку не только создает им непреодолимые препятствия для занятия предпринимательской деятельностью, но и лишает их другого имущества. Заявитель утверждает, что оспоренная норма ставит индивидуальных предпринимателей в заведомо худшее положение по сравнению с другими гражданами, и поэтому она противоречит конституционному принципу равенства. Он полагает, что оспоренная норма не согласуется с принципами гуманности, разумности и справедливости, и нарушает права других детей предпринимателя и членов его семьи.

    Источник: http://pravo.ru/news/view/32495/

    Конституционный суд внес ясность в спорный вопрос о выплате алиментов с доходов от продажи недвижимости

    Конституционный суд, выпуская Определение по делу Владимира Гниломедова, и не предполагал, что столкнется с удручающим недопониманием своих правовых позиций.

    История, случившаяся с заявителем в Конституционный суд Владимиром Гниломедовым из Волгоградской области, до запятой понятна людям, чью жизнь переехало разводом и разделом совместно нажитого имущества. Он развелся со своей супругой в 2007 году и принялся платить алименты (25% с зарплаты) своей дочери Олесе. А в 2009-м они с бывшей женой решили распорядиться нажитым во время брака садовым домиком и земельным участком: Гниломедов продал свою половину экс-супруге за полмиллиона рублей, а она обратилась к приставам с просьбой взыскать 25% от этой суммы в качестве алиментных обязательств.

    Читайте так же:  Учитель категория сохраняется после декретного отпуска

    Так заявитель оказался в КС. Отказ суда рассмотреть это дело заявителя, разумеется, огорчил. Однако КС вынес по этому делу такое решение, которое называют «квазипозитивным определением». То есть оспариваемая норма, подпункт «о» пункта 2 «Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей» не признана неконституционной, но ей дано четкое толкование.

    За разъяснением правовой позиции КС «РГ» обратилась к начальнику управления конституционных основ частного права КС РФ Андрею Рыбалову. Рыбалов пояснил, что после изучения жалобы КС не усмотрел неопределенности в понятии «доходы, полученные по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством» для целей определения размера алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в судебном порядке. Значит, нет и противоречия Конституции.

    — В своем Определении КС РФ выразил правовую позицию по затронутому вопросу. Алименты подлежат удержанию лишь из тех доходов, которые лица получают при заключении договоров, реализующих принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для незапрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1, Конституции РФ). Не могут облагаться алиментами доходы, полученные гражданином вне связи с осуществлением им экономической деятельности — в частности, при разовых сделках по продаже недвижимости (квартиры, земельного участка, садового домика и пр.), — объяснил Андрей Рыбалов.

    Таким образом, уточняет начальник управления, «данное Определение КС защищает права лиц, продающих жилье, от обременения полученных сумм алиментами».

    — Почему вы говорите, что я выиграл? Мы поняли как раз наоборот, что КС не видит никаких непоняток в этих нормах, — заявил Владимир Гниломедов «РГ», — Мне просто интересна дальнейшая моя жизнь, потому что я собираюсь сейчас квартиру продать и купить новую, у меня ребенок родился, мальчику восемь месяцев. Я своему ребенку и больше денег дал бы, но мне что теперь, все через дарение делать?

    К тому же

    И уж совсем не для юристов, Андрей Рыбалов добавляет «данное Определение КС РФ защищает права лиц, продающих жилье, от обременения полученных сумм алиментами. Об этом свидетельствует и то, что оно имеет признаки так называемого «квазипозитивного определения» — называется «по жалобе», а не «об отказе», и в первом пункте резолютивной части содержится формула «не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» итогового решения в виде постановления».

    Таким образом, если б Гниломедов теперь обратился в суд, имея на руках это определение, то вправе был бы требовать отмены ранее принятых решений, пусть даже фактическая сторона его вопроса уже лично не волнует его.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Но есть в этом деле и другой аспект: суды общей юрисдикции в российской глубинке почему-то любят делать вид, что им определения КС не указ, хотя по закону они имеют такую же обязательную силу, как и постановления. И хотя в самом суде отказались комментировать, что будет, если определение по делу Гниломедова не будет принято во внимание, но юристы в частном порядке объяснили «РГ», что достаточно одного отказа — и тогда судьи Конституционного суда могут рассмотреть этот вопрос уже в открытом заседании, и вынести постановление, пресекающее в корне ошибочную правоприменительную практику.

    Источник: http://www.juryst.ru/rielter_alimenty_konst.html

    X. «Обзор судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.05.2015)

    X. Ответственность за несвоевременную уплату алиментов (статья 115 СК РФ)

    X. Ответственность за несвоевременную уплату алиментов
    (статья 115 СК РФ)

    В соответствии со статьей 115 СК РФ при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по соглашению об уплате алиментов, виновное лицо несет ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением.

    При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

    Получатель алиментов вправе также взыскать с виновного в несвоевременной уплате алиментов лица, обязанного уплачивать алименты, все причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой.

    При разрешении споров, связанных со взысканием с плательщика алиментов неустойки на основании статьи 115 СК РФ, суды учитывали разъяснения, содержащиеся в пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. N 9, о том, что предусмотренная пунктом 2 статьи 115 СК РФ ответственность лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, за несвоевременную уплату алиментов (уплата неустойки, возмещение убытков) наступает в случае образования задолженности по вине плательщика алиментов. Такая ответственность не может быть возложена на плательщика, если задолженность по алиментам образовалась по вине других лиц, в частности, в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п.

    Разрешая споры, суды проверяли, имелась ли у ответчика задолженность по уплате алиментов, выясняли причины неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанности по уплате алиментов, а также наличие либо отсутствие его вины в неуплате или несвоевременной уплате алиментов.

    При отсутствии вины плательщика алиментов суды отказывали в удовлетворении иска о взыскании неустойки.

    Например, при рассмотрении мировым судьей Камчатского края дела по иску А.М. к Министерству обороны Российской Федерации и к А.С. о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов было установлено, что алименты на ребенка не были уплачены своевременно вследствие утраты исполнительного листа работодателем А.С., обязанным ежемесячно удерживать алименты из денежного довольствия истца. Учитывая отсутствие вины А.С. в несвоевременной выплате алиментов, судья обоснованно отказал в иске А.М. к А.С. о взыскании неустойки.

    Этим же решением мирового судьи обоснованно отказано и в удовлетворении требования А.М. к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании неустойки, поскольку неустойка, предусмотренная пунктом 2 статьи 115 СК РФ, является специальной мерой семейно-правовой ответственности и может быть взыскана лишь с лица, обязанного уплачивать алименты.

    В некоторых случаях должники ссылались на отсутствие своей вины в неуплате алиментов ввиду отбывания наказания в местах лишения свободы.

    При разрешении таких споров суды так же, как и при рассмотрении дел об освобождении от уплаты задолженности по алиментам, проверяли, имел ли осужденный возможность в указанный период трудиться.

    Так, мировой судья Калининградской области взыскал с Б. в пользу взыскателя А. неустойку за период с 19 октября 2010 г. по 11 октября 2013 г. за несвоевременную уплату алиментов на несовершеннолетнего сына.

    Читайте так же:  Нарушение режима в электронном больничном

    Суд отклонил доводы ответчика о том, что причина образования задолженности является уважительной, поскольку он отбывал наказание в местах лишения свободы по приговору суда и в связи с этим не мог работать и выплачивать алименты. Как установлено судом, ответчик в период отбывания наказания привлекался к оплачиваемому труду, однако без уважительных причин от работы отказался. Сам Б. при рассмотрении дела пояснил, что он решил не работать, а получить образование. С учетом установленного суд правильно пришел к выводу о виновном неисполнении ответчиком обязанностей по уплате алиментов. Решение суда в апелляционном порядке не обжаловалось.

    Как показало обобщение судебной практики, при рассмотрении данной категории дел ответчики нередко ссылались на явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств по своевременной уплате алиментов и просили суд уменьшить размер неустойки, применив положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

    По абсолютному большинству дел суды такую позицию признавали несостоятельной и исходили из того, что уменьшение размера неустойки за несвоевременную уплату алиментов, взысканных судом, на основании статьи 333 ГК РФ не допускается. При этом суды учитывали соответствующие разъяснения, содержащиеся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2012 года, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 декабря 2012 г., о том, что особенности алиментных обязательств исключают возможность применения статьи 333 ГК РФ к возникающей в соответствии с пунктом 2 статьи 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение. Неустойка, установленная пунктом 2 статьи 115 СК РФ, является специальной мерой семейно-правовой ответственности, гарантирующей осуществление прав нуждающихся членов семьи на получение содержания, и взыскивается в виде фиксированного размера взимаемых за каждый день просрочки процентов. Уменьшение неустойки положениями статьи 115 СК РФ не предусмотрено.

    По ряду дел суды необоснованно удовлетворяли требование о снижении размера неустойки по мотиву явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств по своевременной уплате алиментов. Такие судебные постановления отменялись вышестоящими судами в случае их обжалования.

    В связи с этим следует отметить, что, удовлетворяя названные иски, суды зачастую неправильно исчисляют размер неустойки.

    Так, согласно справке Пензенского областного суда при проведении данным областным судом обобщения судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на детей, было установлено, что судами области исчисление неустойки нередко производится путем умножения общей суммы алиментной задолженности на одну вторую процента и на общее количество дней просрочки. В этом случае сумма неустойки, как правило, превышает сумму долга по алиментам, на которую начисляется неустойка. По мнению Пензенского областного суда, указанный расчет нельзя признать правильным, с чем следует согласиться.

    При исчислении неустойки необходимо учитывать, что обязанность по уплате алиментов носит ежемесячный характер, и следовательно, неустойку за неуплату алиментов необходимо определять по каждому просроченному месячному платежу, исходя из суммы этого платежа и количества дней его просрочки, определяемого на день вынесения решения суда о взыскании неустойки.

    В ходе обобщения судебной практики выявлены случаи, когда истцы наряду с требованием о взыскании неустойки за невыплату алиментов, заявляли также требование о компенсации морального вреда. Суды правильно отказывали в компенсации морального вреда на том основании, что действующим Семейным кодексом Российской Федерации не предусмотрена компенсация морального вреда за невыплату алиментов.


    Источник: http://bazanpa.ru/prezidium-verkhovnogo-suda-rf-obzor-ot13052015-h2507367/10/

    О конституционности определения размера алиментных обязательств

    «Налоговый вестник», 2010, N 10

    В июле 2010 г., рассматривая жалобу гражданина Л.Р. Амаякяна, Конституционный Суд РФ впервые в своей истории детально затронул вопрос о сущности алиментных обязательств и конституционно-правовом смысле норм российского законодательства, регулирующих определение их размера (Постановление от 20.07.2010 N 17-П). До этого момента сами по себе алиментные обязательства затрагивались Конституционным Судом РФ в его практике лишь опосредованно .

    См., в частности, Определения Конституционного Суда РФ от 22.04.2010 N 546-О-О, от 19.05.2009 N 841-О-О, от 20.11.2008 N 956-О-О, от 20.11.2008 N 1033-О-О, от 22.10.1999 N 173-О, от 09.04.1998 N 59-О.

    Алиментные и налоговые обязательства

    В рассмотренном Конституционным Судом РФ случае задолженность по уплате алиментов индивидуального предпринимателя, выбравшего в качестве объекта налогообложения «доходы» в рамках упрощенной системы налогообложения, была исчислена именно на основании доходов от его предпринимательской деятельности без какого-либо вычета из них сумм расходов, связанных с осуществлением такой деятельности. Конституционный Суд РФ, разрешая дело, посчитал: действительный конституционно-правовой смысл оспоренной предпринимателем правовой нормы отличается от того, как она была применена в отношении предпринимателя на практике.

    Конституционный Суд РФ в своем Постановлении сделал такой вывод: нормы действующего законодательства, связанные с определением размера алиментов и имущества, из которого они могут быть взысканы , не противоречат Конституции РФ, поскольку в соответствии с их конституционно-правовым смыслом предполагается, что при удержании алиментов с лица, перешедшего на упрощенную систему налогообложения и избравшего объектом налогообложения доходы, учитываются понесенные лицом расходы, непосредственно связанные с осуществлением предпринимательской деятельности и надлежащим образом подтвержденные.

    Подпункт «з» п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, утв. Постановлением Правительства РФ от 18.07.1996 N 841.

    Таким образом, в соответствии с выявленным конституционно-правовым смыслом рассмотренных судом норм расчет размера подлежащих выплате алиментов представляет собой не формальное определение размера доходов лица на основе сведений, указанных им в поданных налоговых декларациях и отраженных в иных налоговых и бухгалтерских документах в качестве собственных, а является самостоятельным процессом, в рамках которого могут учитываться любые необходимые и обоснованные расходы данного лица, в т.ч. не признанные налоговыми органами в качестве допустимых для целей налогообложения.

    Аналогичным образом некоторые расходы, признаваемые для целей налогообложения, могут быть отклонены судом для целей определения задолженности по алиментам.

    Факт представления лицом данных о понесенных им расходах не обязывает суд принять их исключительно на основании документов, применяемых при исчислении налогов, а равно не лишает суд права отклонить заявленные расходы, не относящиеся к обоснованным.

    Таким образом, Конституционный Суд РФ в очередной раз подтвердил невозможность непосредственного применения положений налогового законодательства для регулирования частноправовых отношений, отметив, что определение размера доходов от предпринимательской деятельности для исчисления суммы алиментов на основании положений налогового законодательства не соответствует отраслевой природе семейного права и обусловленной ею специфике семейного законодательства.

    Более того, установление в законе прямой зависимости исчисления алиментов от избранного индивидуальным предпринимателем режима налогообложения выходило бы за рамки регулирования собственно налоговых отношений, означало бы вторжение в частноправовые отношения и противоречило бы публично-правовому существу налогового законодательства.

    Читайте так же:  Гос программа автокредита условия

    Фактически, разграничивая в очередной раз налоговое и частноправовое регулирование, Конституционный Суд РФ предполагает и разные режимы доказывания обоснованности расходов в целях каждой из отраслей. Так, если в соответствии с ранее высказанной позицией Конституционного Суда РФ при определении расходов лица для целей налогообложения их экономическая обоснованность изначально предполагается и бремя ее опровержения лежит на налоговом органе, то в случае с расходами по алиментным обязательствам бремя доказывания лежит на самом плательщике алиментов.

    См. Определение КС РФ от 04.06.2007 N 320-О-П.

    Реальные доходы лица

    Обосновывая свое Постановление, Конституционный Суд РФ указал: при определении размера подлежащих удержанию алиментов должны быть приняты во внимание реальные доходы алиментно-обязанного лица, поскольку именно на их основе определяются материальные возможности лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, включая содержание самого себя и членов своей семьи.

    По смыслу Постановления реальными признаются доходы, образующие экономическую выгоду лица, которыми оно вправе распоряжаться по своему усмотрению.

    Именно только с сумм таких доходов могут быть взысканы алименты.

    При этом суммы, подлежащие уплате в бюджет в виде налогов, не входят в состав средств, образующих экономическую выгоду алиментно-обязанного лица .

    См. Письма Минфина России от 14.10.2008 N 03-11-04/3/461, от 23.07.2008 N 03-11-02/82.

    Суммы расходов, которые лицо несет непосредственно в ходе предпринимательской деятельности, действительно необходимые для ее осуществления, также не образуют его экономическую выгоду, поскольку бременем несения таких расходов определяется, по сути, возможность реализации этим лицом конституционного права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности и, соответственно, исполнения своих алиментных обязательств.

    Исходя из этого, правоприменительные органы, осуществляющие расчет и взыскание алиментов, обязаны учитывать все обоснованные расходы алиментно-обязанного лица, понесенные им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности , и исключать их из базы для расчета алиментов.

    См. Письма Минфина России от 26.01.2009 N 03-11-09/16, от 31.12.2008 N 03-11-05/326.

    Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам

    Наряду с отмеченными выводами о соотношении алиментных и налоговых обязанностей, а также определением реальных доходов Конституционный Суд РФ в своем Постановлении сформулировал несколько положений, непосредственно с алиментными обязательствами не связанных, но способных оказать значительное влияние на формирование судебной практики и последующее конституционно-правовое толкование законодательства.

    Значительный интерес, в частности, представляет следующее положение: правоприменительные решения по делу, если они основаны на оспоренном нормативном акте, в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ в рассматриваемом Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

    Указанным выводом Конституционный Суд РФ косвенно подтвердил возможность расширительного толкования п. 5 ч. 2 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ. Буквальный смысл указанной статьи предполагает возможность обжаловать вынесенный акт суда общей юрисдикции исключительно в случае, если примененная судом общей юрисдикции правовая норма была признана неконституционной.

    Правило представляет собой точное определение конкретных случаев возможного обжалования и, с точки зрения общих правил толкования, существующих в юриспруденции, не должно толковаться расширительно.

    В данной же ситуации Конституционный Суд РФ предоставляет заявителю возможность пересмотреть дело по вновь открывшимся обстоятельствам в случае непризнания нормы неконституционной. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ такой пересмотр возможен, если применение правовой нормы судом общей юрисдикции противоречило ее правильному конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом РФ.

    Вместе с тем возникает вопрос: кто именно должен установить, что применение правовой нормы в конкретном деле произошло вразрез с ее правильным конституционно-правовым смыслом?

    Вероятно, обязанность начать пересмотр либо отказать в нем будет возложена именно на суды общей юрисдикции, которые, рассматривая заявление лица о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, будут вынуждены определить, имело ли место противоречие позиции суда общей юрисдикции, рассмотревшего конкретное дело, с конституционно-правовым смыслом нормы, выявленным Конституционным Судом РФ. В итоге это приведет к тому, что конституционно-правовой смысл правовой нормы приобретет более высокое значение для судов, чем ее буквальный смысл.

    Соответственно, суды будут вынуждены каждый раз, применяя законодательство, ориентироваться именно на выявленный конституционно-правовой смысл каждой из норм, а не на буквальное толкование содержащегося в правовой норме смысла.

    Баланс семейных прав и обязанностей

    Рассматривая дело, Конституционный Суд РФ в очередной раз подтвердил специфику семейного права в системе отраслей российского права.

    При этом в анализируемом Постановлении установлен четкий баланс между правом ребенка и обязанностями родителей: «ущемление прав ребенка несовместимо с самой природой семейно-правовых отношений», «требование об изъятии части экономической выгоды (дохода) от занятия предпринимательской деятельностью, имеющее целью соответственно обеспечение исполнения родителями своих алиментных обязательств, само по себе не может рассматриваться как ограничение конституционных экономических прав, препятствующее их реализации на основе гарантированного Конституцией РФ равенства прав и свобод человека и гражданина».

    Таким образом, с одной стороны, с позиции Конституционного Суда РФ субъективные права ребенка в рамках семейно-правовых отношений в принципе не могут быть ограничены (ущемлены).

    Фактически они выступают в качестве прав sui generic (прав особого рода).

    Вывод о недопустимости ограничения прав ребенка, по сути, приравнивает его субъективные права к тем, которые в принципе в соответствии с Конституцией РФ не подлежат какому-либо ограничению (ч. 3 ст. 56 Конституции РФ).

    С другой стороны, выплата алиментов родителями не является по своему конституционно-правовому смыслу ограничением, препятствующим равенству участников гражданского оборота.

    Соответственно, даже будучи наложенной на родителей, обязанность по выплате алиментов не может ставить родителей-предпринимателей в неравное положение с другими предпринимателями, не являющимися родителями. Именно поэтому, осуществляя расчет и взыскание алиментов, при определении размера доходов лица, перешедшего на упрощенную систему налогообложения и избравшего объектом налогообложения доходы, должны быть учтены понесенные лицом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности расходы в случае их подтверждения.

    Таким образом, в Постановлении от 20.07.2010 Конституционный Суд РФ в очередной раз провел четкую грань между налоговым правом и частноправовыми отраслями, указав, что применение правовых институтов одной из указанных отраслей для целей реализации прав и обязанностей, существующих в рамках другой отрасли, возможно исключительно с учетом специфики правового регулирования каждой из них.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://wiseeconomist.ru/poleznoe/59896-konstitucionnosti-opredeleniya-razmera-alimentnyx-obyazatelstv

    Кс рф алименты
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here